Список всех статей

 

Отношения, которые складываются у психолога с клиентами, — это важный фактор, влияющий на эффективность консультирования независимо от того, где оно проходит — в школе, больнице, учреждении или частной практике. Если между двумя людьми нет достаточного доверия и близости, то достичь можно лишь очень немногого. Чувство безопасности является единственным организующим принципом консультирования, и клиенты постоянно оценивают поступающие сигналы об опасности как в рамках отношений с консультантом, так и в рамках любых других отношений.

Начиная с первой встречи, очевидно, что клиент — это человек, нуждающийся в помощи, а консультант — это специалист, имеющий талант и навыки в ее оказании. Следовательно, отношения включают в себя своего рода контракт, в котором обе стороны соглашаются придерживаться установленных правил: клиент — приходить вовремя и стараться быть как можно более открытым; консультант — быть надежным, защищать благополучие клиента и делать все возможное, чтобы помочь ему достичь желаемых целей, уложившись при этом в оптимальные сроки. Таким образом, доминирование, присутствующее в отношениях между консультантом и клиентом, воплощено в структуре, в которой клиент несет, в первую очередь, ответственность за содержание отношений, в то время как на консультанте лежит в большей степени ответственность за направленность и структуру этих отношений. Хотя консультанты стремятся демонстрировать полную искренность и уважение к клиентам, тем не менее распределение сил и статусов остается неравнозначным. Кроме того, эти отношения развиваются на территории консультанта, где на стенах висят дипломы и сертификаты. Несмотря на то, что создается теплая профессиональная атмосфера, тем не менее консультант садится на более удобный стул, а если они начинают говорить одновременно, то консультант продолжает говорить дальше, а клиент умолкает.

Многие практики (Rogers, 1957; Boy, Pine, 1990; Egan,1998) пытались минимизировать этот параметр в отношениях, полагая, что необходимым условием изменения является равенство. Феминистский (Burstow, 1992; Cook, 1993; Gilbert, Scher, 1999; Sullivan, 1998) и нарративный (Monk, Winslade, Crocket, Epston, 1997; White, Epston, 1990) подходы также строятся на отношениях, особенно подходящих для работы с людьми, подавляемыми доминирующей культурой. В отличие от них есть также практики (Haley, 1984,1989; Erikson, 1950; Minuchin, 1974; Strong, Claiborn,1982), которые придерживаются мнения, что консультант должен сознательно и последовательно придерживаться более доминирующей позиции с тем, чтобы иметь большее влияние на клиента. Другими словами, некоторые консультанты считают, что неравноправные отношения мешают изменениям, в то время как другие, наоборот, стремятся использовать свое положение.

Независимо от того, как понимают практики свою власть, почти все они соглашаются с тем, что границы играют особо важную роль при построении психотерапевтических отношений. Эти границы нужны не только для того, чтобы обеспечить надежную и предсказуемую среду для клиентов, но и чтобы обезопасить их от самих консультантов, которые также стремятся удовлетворить свои потребности.

Психотерапевтические отношения имеют ряд отличительных особенностей. Основываясь на обзоре эмпирической, теоретической и клинической литературы не только по консультированию, но и по психологии, социальной работе, медицине и целительству в рамках других культур, Коттлер, Секстон и Вистон (Kottler, Sexton, Whiston, 1994) делают следующие выводы.

1.  Независимо от предпочитаемой теоретической направленности, от того, какие используются техники, психотерапевтические отношения — это всегда связь между клиентом и психотерапевтом, основа для дальнейшей работы.

2.  Отношения имеют определенную цель — они заканчиваются, как только это становится возможным с психотерапевтической точки зрения.

3.  Подразумевается, что один человек (консультант) лучше контролирует ситуацию, имеет больший опыт и несет большую ответственность за то, чтобы консультирование шло гладко и приносило пользу, в то время как другой (клиент) является более важным.

4.  Отношения — это часть процесса межличностного влияния, в ходе которого консультант стремится стимулировать изменения в клиенте, используя свои навыки, способности, так же как и силы, возникающие в результате взаимодействия двух личностей.

5.  Психотерапевтические отношения существуют в культуральном контексте. Вероятно, они окажутся более эффективными, если будут построены на уважении ценностей, ожиданий и потребностей клиентов, с учетом их культурных особенностей, включая национальный, социально-экономический, религиозный, тендерный и другие факторы.

6.  Взаимодействия строятся таким образом, чтобы время использовалось наиболее целесообразно. Бессмысленная и пустая болтовня, которая является частью личных отношений, неприемлема в консультировании, где время считается ценным товаром.

7.  Консультант может работать с различными вариантами поведения, мыслями, установками и действиями, но чаще всего его внимание сосредоточено на выражении и исследовании чувств, которые редко обнаруживаются вне психотерапевтического контекста.

8.  Хотя такие «ключевые условия» по Роджерсу (Rogers, 1969), как аутентичность, искренность, свобода, принятие, доверие, уважение и эмпатическое понимание, часто являются составляющими отношений, их одних может быть недостаточно для продуцирования стойкого изменения.

9. Для большей эффективности своих взаимоотношений консультанту и клиенту необходимо прийти к согласию в вопросах о причинах и этиологии предъявляемых проблем и о том, что должно быть сделано, чтобы их разрешить. Самые эффективные отношения характеризуются согласием относительно целей и используемых методов, открытой коммуникацией и взаимодействием, направленным на сотрудничество.

10. Отношения содержат в себе множество аспектов. Большинство факторов, описанных различными теоретиками, играют важную роль в процессе консультирования. Таким образом, отношения, с одной стороны, — это аутентичные взаимодействия, а с другой — «проецируемые» переживания, содержание которых и клиент, и психотерапевт искажают в силу собственных нерешенных проблем.

11. Отношения динамичны и со временем претерпевают изменения. То, что является наиболее подходящим на начальных стадиях консультирования (аутентичное вовлечение), на последующих стадиях теряет свое первоначальное значение, поскольку паттерн взаимодействия, необходимый для решения психотерапевтических задач, уже сформировался. Подобным образом, при окончании консультирования возврат к более равноправным отношениям окажется, вероятно, более полезным, чем использование отношений, которые, несомненно, являются наиболее эффективными на других стадиях.

Все эти выводы говорят о том, что консультант должен использовать сведения, полученные при изучении наиболее эффективных стратегий, накладывая их на собственный опыт и оценивая, какой именно вид отношений будет оптимальным для достижения желаемых целей в работе с каждым конкретным клиентом. Некоторым клиентам, переживающим кризис в жизни, необходимы очень поддерживающие отношения, в которых они могут выразить пугающие их чувства, не боясь при этом осуждения или критики. Другим людям нужны более обостренные отношения, чтобы они смогли перевести полученное знание в конкретные действия. Таким образом, отношения можно «подстраивать» под каждого клиента, в зависимости от того, на чем будет делаться акцент:

•    структурированности или гибкости;

•    чувствах или мыслях;

•    теплоте или объективной беспристрастности;

•    спонтанных открытиях или планировании;

•    постоянстве или новизне;

•    исследовании или решении проблем;

•    содержании или процессе.

Хотя психотерапевтические отношения строятся с учетом индивидуальных особенностей каждого клиента, в зависимости от целей работы и желаемых результатов все же существует определенная последовательность стадий, общая практически для всех подходов.

Процесс консультирования (психотерапии) начинается с первичного интервью. Левин (Levine, 1983) наблюдал за работой авторитетных профессионалов и обнаружил, что «цели консультирования изменяются с течением времени и в зависимости от слаженности и эффективности отношений консультирования». Насколько существенными будут эти изменения и состоится ли вторая сессия вообще, обычно определяется результатами первой сессии.

В ходе первой сессии оба, и консультант и клиент, решают, хотят ли они (или могут ли) продолжать отношения. Консультанты должны быстро оценить, способны ли они справиться с проблемами клиентов, будучи честными, открытыми и в меру настойчивыми (Okun, 1997). С другой стороны, прежде чем полностью погрузиться в процесс консультирования, клиенты должны задать себе вопрос, испытывают ли они комфорт и доверяют ли они консультанту.

Бенджамин (Benjamin, 1987) различает два типа первичных интервью: инициированное клиентом и инициированное консультантом. Когда интервью инициировано клиентом, консультант часто не видит цели клиента. Эта неопределенность может вызвать беспокойство у консультанта, особенно если отсутствует предварительная информация. Бенджамин (Benjamin, 1987) рекомендует, чтобы консультанты работали над преодолением подобных ощущений, тщательно прислушиваясь ко всему, что говорит клиент. В подобных ситуациях, как и в консультировании в целом, выслушивание «требует растворения себя в другом» (Nichols, 1998). Не существует готовых стереотипов начала сессии. Интервью в консультировании – это и искусство, и наука, и каждый консультант должен выработать свой стиль, исходя из своего опыта, воображения и представления о себе.

Консультанту следует, вероятно, проявлять осторожность и не спешить расспрашивать обо всех проблемах, которые могут быть у клиента. Клиент может не иметь проблем в традиционном смысле слова, а лишь заниматься поиском информации.

Когда первая сессия инициируется консультантом, то, по мнению Бенджамина (Benjamin, 1987), консультанту полезно объяснить причины своей заинтересованности во встрече с клиентом. Если психолог не объясняет причин проведения консультирования, клиент пытается их угадать, что создает некоторую напряженность.

Паттесон и Уэлфел (Patterson & Welfel, 1983) полагают, что все клиенты начинают консультирование с некоторым беспокойством и противодействием, независимо от предшествующей подготовки. Бенджамин (Benjamin, 1987) высказывает гипотезу, что и большинство консультантов также ощущают некоторую тревогу и неопределенность при проведении первой беседы. Чувство неопределенности у клиентов и психологов может проявляться в поведении как провокационность или агрессия (Watkins, 1983). Консультанты могут предотвращать это путем обмена информацией с клиентами. Мантеи (Manthej, 1983) доказывает, что представление консультантами информации о себе и своей работе происходит разными способами – визуально, аудиально, письменно, устно и наглядно. Хотя подобная самопрезентация может оказаться трудным делом, эти трудности сполна компенсируются созданием хороших отношений консультанта с клиентом. В целом обмен информацией на ранних этапах повышает вероятность того, что клиенты и консультанты будут осознанно принимать решения и более полноценно участвовать в процессе консультирования.

Не существует каких-либо конкретных требований к месту проведения начального интервью, однако многие эксперты рекомендуют, чтобы консультанты с самого начала старались создать для клиента ощущение комфорта (Hackney & CormieM 1994). Консультанты должны отложить на время другие дела и сосредоточиться на личности клиента, в том числе выслушать рассказ клиента и излагаемые им проблемы (Wilcox-Matthew, Ottens & Minor, 1997). Этот тип поведения, в котором проявляется неподдельная заинтересованность и участие в делах клиента, известен как установление раппорта.

Иви (Ivey, 1994) указывает на два наиболее важных для формирования раппорта микронавыка – это общее проявление внимания и умение наблюдать за клиентом. Консультант должен настроиться на то, что клиент думает и чувствует и как он или она себя ведет. Установление и поддержание раппорта является необходимым для открытого изложения информации клиентом и окончательного успех консультирования.

Один из способов, которым консультант инициализирует раппорт, состоит в том, чтобы предложить клиенту сосредоточиться на причинах своего обращения к консультированию. Такие не принудительные приглашения поговорить называются открывателями дверей, в отличие от осуждающих или оценочных ответов, известных как закрыватели дверей (Bolton, 1979). К уместным открывателям дверей можно отнести вопросы и замечания типа: «Что привело вас ко мне?», «О чем бы вы хотели со мной поговорить? и «Вы выглядите сильно страдающим. Расскажите мне о своих переживаниях». Эти неструктурированные, открытые приглашения позволяют клиентам брать инициативу (Hackney & Cormier, 1994; Young, 1998). В таких ситуациях клиент, скорее всего, заговорит о главном.

Существуют примерные схемы и планы проведения интервью, но нет четких готовых стереотипов. Интервью в консультировании – это и искусство, и наука, и каждый консультант должен выработать свой стиль, исходя из своего опыта, воображения и представления о себе.

  Таким образом, во время проведения первой встречи с клиентом полезно помнить рекомендации М. и А. Балинт относительно необходимых условий первичного интервью:

Первая рекомендация касается того, что в первичном интервью во избежание фрустрирующей ситуации, связанной с общей неосведомленностью пациента, должно существовать предваряющее вступление, информирующее его о целях и форме проводимой работы. Вторая рекомендация советует на протяжении всего интервью создавать и поддерживать атмосферу, в которой пациент мог бы достаточно полно раскрыться для того, чтобы психотерапевт смог его понять. Третья рекомендация гласит, что психотерапевт в оценке пациента и ситуации интервью всегда должен включать и учитывать созданные им ситуационные параметры, которые могут выступать в качестве своеобразных стимулов. Наконец, четвертая рекомендация говорит о том, что у психотерапевта до того, как начнется интервью, по материалам предварительной договоренности, должна существовать некоторая идея о будущем направлении взаимоотношений.